1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №85 (340) за 12.05.99

ЮРИЙ НИЖНИК: "АКВАТОН СМОЖЕТ УНИЧТОЖИТЬ В ВОДЕ ДАЖЕ ВИБРИОНЫ ХОЛЕРЫ И ВИРУСЫ ГЕПАТИТА"

Окончила работу межведомственная комиссия, созданная по распоряжению Миннауки для выяснения безопасности использования "Акватона". "Даже при высоких уровнях химического и биологического загрязнения достигается надежное обеззараживание и высокий уровень очистки воды", -- констатировала она.

ЭТОТ "ХИТРЫЙ" ПОЛИМЕР

Разработчики "Акватона" -- специалисты Научно-технологического центра "Укрводбезпека". Замдиректора Юрий Нижник согласился побеседовать о нем и еще кое о чем.

-- Юрий Васильевич, академик Гончарук, руководитель уважаемого академического института, отвечающего за очистку воды, утверждает, что "Акватон" вреден. У многих возникают опасения...


-- Этого и добивались. После серии его писем нам прекратили финансирование. Но весь фокус в том, что Институт коллоидной химии и химии воды никогда не отвечал за водоочистку. По положению, утвержденному Президентом Украины, отвечает за это Госстрой, а головным институтом является Научно-исследовательский и конструкторско-технологический институт городского хозяйства. Но все формальности не в счет, если бы шла конструктивная работа.

-- "Неконструктивный" вопрос. Академика Гончарука возмущает то, что "отравить" водопроводы Украины хочет частная фирма.

-- НТЦ "Укрводбезпека" не частная фирма, а акционерное общество. Один из учредителей -- Украинский НИИ водохозяйственных и экологических проблем. И занимаемся мы исключительно наукой.

-- К какому выводу пришла межведомственная комиссия?

-- Она нас поддержала. Две недели шли проверки, а потом мы четыре часа отвечали на вопросы.

-- Гончарук утверждает, что технологию не изучали квалифицированные специалисты. Теперь академический бомонд "допрашивал" с пристрастием?

-- Зачем? Комиссия изучила вот эту папку документов -- около тысячи листов. Тут заключения Государственного Центра научно-технической экспертизы, Института экогигиены и токсикологии им. Медведя, Украинского научного гигиенического центра... Если они недостаточно квалифицированны, то я не знаю, что академик имел в виду.

-- Как действует "Акватон"?

-- Это полимер, обладающий поверхностно-активными свойствами. Он может покрывать тонкой пленкой любые поверхности -- от стенок резервуара до "тела" вируса. Молекула "Акватона" несет положительный заряд, а бактерии -- отрицательный. Происходит процесс притягивания разнозаряженных частиц. Молекулы "Акватона" обволакивают "пришвартовавшуюся" бактерию, нарушают ее электрическое поле, разрывают мембраны клетки и та гибнет. А полимер выпадает с ней в осадок.

-- Если "Акватон" продолжит "работу" в желудке, там будет такая же "мертвая вода", как в резервуаре на очистной станции?

-- У нас "хитрый" препарат. Это синтетический аналог природного вещества. Его действующая основа -- гуанидиновые соединения. Вы неоднократно видели их. Например, ранка на дереве или травинке затягивается тонкой пленкой. Это они и есть. Пленка обеззараживает поврежденную ткань, предохраняя растение от гниения. С овощами, фруктами и зеленью гуанидиновые соединения постоянно оказываются в нашем организме. Поэтому в желудке есть ферменты, способные разлагать их и выводить. Но мы для большей безопасности "зашили" гуанидиновые фрагменты в длинную полимерную молекулу. Это означает, что наши клетки ее не "проглотят", уж очень она для них большая. Ни в кожу, ни в другие ткани она всосаться не сможет. А чтобы вы совсем оправились от испуга, скажу: в таком лекарстве как фарингосепт есть гуанидиновые соединения. И никаких побочных явлений не обнаружено. Да и наши работники полощут горло "Акватоном" во время простуды. Помогает.

-- Что будет, если такая молекула "убежит" из водопровода в реку?

-- В открытом водоеме она потеряет свой заряд и за три недели ее съедят речные микроорганизмы.

ТАК БЫЛ ЛИ ПЛАГИАТ? МОЖЕТ, ПЛАГИАТА И НЕ БЫЛО?

-- В своем письме и выступлениях Гончарук обвинил вас в плагиате.

-- Это несерьезно. Полигексаметилгуанидин, на основе которого создан "Акватон", синтезирован в 1943 году в США. Метод был сложный, четырехстадийный и потому дорогой. В 1975 году московский профессор Петр Гембицкий разработал более простой метод -- двухстадийный. Разработка его и Анны Барановой (директора нашего НТЦ) для дезинфекции получила название по первым трем буквам их фамилий -- "Гембар". Так что на деле "плагиат" -- это соавторство. А сегодня мы пришли к одностадийному методу. Благодаря нашему ноу-хау полимер стал пригодным для очистки воды. Поэтому и получил новое название "Акватон".

-- Подопытные собачки-крыски пили вашу водичку?

-- А как же. Пили крысы, мыши и морские свинки разного возраста и пола. А в так называемых острых экспериментах концентрат препарата в больших дозах вводили им внутрь. Все остались живы.

-- Кстати, о дозах. Говорят, вы пользуетесь слишком большими дозами "Акватона"-- аж 1,0--1,5 миллиграмма на литр, в то время как импортных флокулянтов нужно до 0,03--0,1 мг.

-- Есть нюанс: флокулянты бывают трех типов -- катионные, анионные и неионогенные. Те крохотные дозы -- для анионных. "Акватон" -- катионный, а импортных катионных флокулянтов берут до 10 миллиграммов на литр. Но сегодня нужно говорить о пересмотре отношения к очистке воды. Все знают -- хлор вреден, но к нему привыкли и больше хлора боятся всего нового. И это поощряется... А между тем подтверждаются наши предположения, что "Акватон" может убивать вибрионы холеры, вирусы гепатита и яйца гельминтов. Полимер имеет огромный спектр применения. Так, недавно мы буквально спасли фабрику банкнотной бумаги, где грибок чуть не съел дорогостоящее сырье. Сейчас начали испытания реставраторы.

-- Как вы успеваете изобретать, разрабатывать технологии и проводить эксперименты?

-- Жизнь заставляет. Нам не подходит западная стратегия очистки воды: многоступенчатые дорогостоящие технологии, которые применяются в Лондоне, Париже и Амстердаме. Нам еще 30 лет о них лучше не мечтать. 6 гривен 50 копеек за кубометр воды -- это вам не наши 30 копеек. Для нашей же технологии не нужно строить новых очистных сооружений.

ТОЛЬКО НЕ НОГАМИ!

Вообще-то мнения специалистов об "Акватоне" и положительные результаты экспертиз оставили у меня легкое недоумение. В чем, собственно, дело? Многие сотрудники НТЦ прежде много лет работали в Институте коллоидной химии, значит -- специалисты. Может, не так уж страшен "Акватон"?

-- В чем, по-вашему, причина ожесточенного спора, который из научных дискуссий перерос в войну? Привлечение же прессы к приостановке ваших исследований вселяет особую тревогу -- еще живы жертвы подобных кампаний.

-- Думаю, корни в "советском" подходе. Раньше как было: готовится программа, под нее выделяются деньги, какой-то из институтов назначается головным и делит их между участниками программы. Поэтому всегда шла борьба за то, кто станет головным. А сейчас так нельзя. Мы придумали -- мы и должны быть головными, нам и должны идти деньги. Не даст государство -- сами достанем. Хотим подвести разработку под внедрение, несмотря на любые препятствия. Ведь если бесхлорной технологии не сделаем мы и сейчас, то это сделают за рубежом. Вокруг нас уже увиваются иностранцы -- хотят купить изобретение на уровне идеи. А мы хотим, чтобы Украина продавала его на уровне технологии. Поэтому не собираемся жить воспоминаниями о прошлом.