Ми оновили правила збору та зберігання персональних даних

Ви можете ознайомитисЬ зі змінами в політиці конфіденційності. Натискаючи на кнопку «Прийняти» або продовжуючи користуватися сайтом, ви погоджуєтеся з оновленими правилами і даєте дозвіл на використання файлів cookie.

Прийняти

Яна Викторова

преподаватель из Луганска

"Натворили ділов, жили ж нормально": записки з окупованого Луганська (рос.)

28 серпня, 08:53

Конец августа. Сажусь в такси. Разговор с погоды практически сразу переходит на тему жизни здесь. Был концерт ко Дню шахтера. Из "приличных" исполнителей был только Тимур Родригез, остальных таксист не знал, хотя и ходил на театральную площадь послушать. Резюмирует: "Но к нам разве нормальных певцов отправляют? Только тех, что вышли в тираж в России. Из известных за всё время были только Лолита и Газманов, остальных я и не слышал никогда". Мой попутчик рассуждает о том, что таких вот или еще, или уже не популярных в России отправляют к нам на отработки – нам веселее, а им заработок. И дальше почти сразу разговор переходит на жизнь сейчас, на собственные заработки, на то, кем можно быть, чтобы выжить.

История этого мужчины типична. Еще в 2014-м он уехал в Москву таксистом. Позвал за собой товарищ, который выехал чуть раньше. Сообща снимали квартиру – каждому отдельная комната, платили по 20 000 рублей. Работал все пять лет таксистом, хотя Москвы поначалу не знал совсем. Ездил исключительно по навигатору. Но таких как он приезжих таксистов там тьма, после уже наловчился. В месяц выходило зарабатывать и 100 000, и 110 000 рублей. Питался по-разному. Чаще из супермаркета. Покупал готовое, набирал на 300 – 400 рублей, все равно денег хватало и домой отправлять, и квартиру снимать, и нормально питаться. Можно было так жить и дальше, но жена забеременела и пришлось вернуться домой – помогать, да и просто пожить дома. Заработки, понятно, в "республике" не те, но дома – и с семьей, и в своей квартире. И можно в любой момент поехать снова, но сколько же можно жить врозь? И так все четыре года жили на два дома. Хотя рассказывает все это спокойно, рассудительно, никого не обвиняет. Тема войны и политики в любом разговоре универсальна. С любым незнакомцем можно найти точки соприкосновения, выйти на что-то общее – как уезжали и как вернулись, как жили все это время, как было сложно, и в конце беседы как знаменатель "Вот натворили делов, жили ведь нормально". И как бы неясно, кто и что натворил – ни разу я не встретила того, кто винил бы себя. Все оказываются заложниками ситуации, обвиняя невидимую тайную силу, разрушившую их прочную уютную довоенную жизнь. Единственный раз приятельница сказала мне, что раньше имела более выраженные взгляды – собирала помощь, была волонтером, ходила на митинги, а после выгорела. Сейчас спокойно наблюдает за всем с твердой уверенностью не возвращаться в Луганск уже никогда, хотя бывает здесь регулярно – проведывает свою квартиру, проведывает отца, ходит здесь по врачам. И будто бы курс "республики" ей не близок никак, но личные интересы выше – врачи здесь знакомые, медицина дешёвая, на каждом шагу можно встретить или приятеля, или нужного человека.

Реклама

Да и вообще все в городе держится на "вась-вась", когда все по этим тайным хитросплетениям давнишних знакомств помогут друг другу. И продолжают выехавшие сюда ездить лечить зубы, проходить обследования, сдавать анализы, получать качественные консультации почти задаром у тех, кто или не выехал, или уже вернулся. Хотя и с твердой уверенностью, что сами сюда уже никогда не вернутся. Разве что так, в оздоровительные или ностальгические туры. Хотя – кто знает. Поручиться наверняка не может никто.

Читайте найважливіші та найцікавіші новини у нашому Telegram

Реклама

Реклама

Новини партнерів

Загрузка...

Новини партнерів

Loading...
загрузка...